Bussines News

Андрей Осколков (Интервью): Структура бизнеса будет меняться

Опубликовано

Источник: Журнал "Бизнес Удмуртии" №5 2005

В Деловых кругах Удмуртии фигура депутата Государственного Совета Андрея Осколкова является, пожалуй, одной из самых известных. Имея богатый опыт работы в реальном секторе экономики, он считается не только успешным менеджером, но и компетентным экспертом, знающим вопросы бизнеса, что называется, изнутри. Впрочем, у известности Осколкова есть и другая сторона: пожалуй, ни с кем другим не связано столько слухов и разговоров о закулисном лоббировании, о тайных намерениях и крупных приобретениях. Поэтому наше интервью с Андреем Эдуардовичем мы начали с несколько необычного вопроса.

«Бизнес Удмуртии»: Андрей Эдуардович, как вы относитесь к некой инфернализации вашей персоны, когда любые политические и экономические решения связываются с вашей фамилией?

Андрей Осколков: Разговоры о моем сверхвлиянии на происходящие в республике процессы не имеют ничего общего с действительностью, и я сожалею, что кто-то к этому прислушивается и верит. Я всегда стремился заниматься социально значимыми проектами в тех направлениях, которые считал перспективными, а не их пиаром в СМИ и выстраиванием собственного имиджа. Наверное, активный тип моего поведения в сочетании с недостатком информации о реальных делах у кого-то породил неадекватные представления. Что касается моих отношений с государственными и муниципальными органами, то хотя и они и носят конструктивный характер, но строятся на общих основаниях. В вопросах приватизации государственного и муниципального имущества я всегда был сторонником проведения честных и прозрачных аукционов с одинаковыми условиями для всех участников рыночных отношений.

«БУ»: За несколько последних лет отчетливо просматривается тенденция монополизации рынков. Вам не кажется, что все возвращается на круги своя - вместо государства появятся монополисты, а это, в конце концов, приведет к ухудшению сервиса, качества, ассортимента; малый бизнес вообще окажется не у дел?

А. О.: Сферы влияния на основных рынках республики давно поделены. В каждом сегменте доминируют две или несколько компаний, поставляющих товары и услуги потребителям, и есть наши у малого бизнеса. Наверное, в каких-то сферах имеет место монополизация, и ее надо преодолевать предусмотренным законом способом. Но я хотел бы обратить внимание на другой момент: обладание значительной долей рынка и его монополизация - не одно и тоже.
Считаю очень важной и другую тенденцию. Структура бизнеса будет меняться - это объективный процесс. Республика не избежит прихода мощных финансовых групп, интерес которых будет проявлен не только в отношении отдельных предприятий, что имеет место уже сейчас, но и торговых сетей. Эти группы более конкурентоспособны, обладают значительным объемом капитала и оптимизированным бизнесом. У них лучшая логистика и раскрученные брэнды. Думаю, что их приход в республику - вопрос нескольких лет. В каких формах он будет происходить, пока не ясно. Равновероятны как строительство новых объектов, так и покупка существующих сетей, скажем, объединенных под торговой маркой «Продторг». Возможно и использование франчайзинговых схем, когда работа уже имеющейся торговой сети развернется под товарным знаком другой компании.
Вижу в этом позитивный момент. Дефицит инвестиционных вложений со стороны крупных компаний является существенной проблемой республики. У нас есть квалифицированные и недорогие по стоимости трудовые ресурсы, неплохие коммуникации, транспортные развязки, промышленный потенциал. Но пока эти потенциальные преимущества Удмуртии не востребованы инвесторами. Хотя повторяю, их приход в республику - вопрос времени.

«БУ»: Как вы относитесь к попыткам противодействия этому явлению?

А. О.: Нужно понять: мы не можем противостоять процессу некой централизации рынков и приходу крупных сетей, а в самом этом процессе очень много положительного. Крупный капитал несет в регионы прогрессивные стандарты работы, технологии оптимизации бизнеса, более высокий уровень организации менеджмента, логистики. Все это вызовет долговременный положительный эффект в экономике республики.

«БУ»: Есть ли в Удмуртии компании, продвигающие свою продукцию на рынки соседних регионов? Каково место малого бизнеса в этом процессе?

А. О.: В последнее время в республике стали появляться компании, накопившие достаточный потенциал для экспансии в соседние регионы. «АСПЭК» сейчас активно занимается лесом, нефтехимией, вошел в Карелию, Пермскую область и ряд других регионов. Сервис-студия «Центр», заняв твердые позиции в республике, начала проникновение на рынки соседних территорий. Выстраивает в регионах свою сеть компания «ЭЛМИ». Шансы превратиться в достаточно большие региональные компании есть и у других структур. Но ни в коем случае не надо ставить их на один уровень с общефедеральными финансовыми группами, о которых я говорил выше.
Что касается малого бизнеса, то его «удел» несколько иной. Это небольшие магазины, сфера услуг, общепит, тот же хот-дог в конце концов, то есть сферы, где он наиболее эффективен.

«БУ»: В Москве хот-дог - это мощные сети. То есть малый бизнес рано или поздно вытеснят и оттуда?

А. О.: Мировой опыт свидетельствует об обратном. В развитых странах до 50 % работающего населения занято в малом бизнесе, там же формируется около половины бюджетных доходов. Современная экономика базируется на трех «слонах» - производстве, торговле и сфере услуг, и в каждом из них у малого бизнеса имеется своя ниша. В производстве есть крупные предприятия, а есть малые, на которые выведены по аутсорсингу отдельные процессы и функции. В сфере услуг есть гостиничные сети мирового уровня и их противоположность - небольшие семейные отели. В торговле существуют гипермаркеты и маленькие магазинчики. Это объективно, и Россия движется в сторону аналогичной структуры построения бизнеса. Малый бизнес был, есть и будет. Конечно, хотелось бы, чтобы он быстрее встал на ноги, накопил капитал, обзавелся собственностью.

«БУ»: А что мешает?

А. О.: Есть определенные инерционные процессы. Благодаря рыночной конъюнктуре, высоким ценам на нефть и газ, в стране появились деньги, по крайней мере, у серьезных нефтедобывающих компаний - экспортеров. Они вкладывают их в свое развитие, повышают зарплаты сотрудникам. Инициируется мультипликативный эффект, распределение средств по различным сегментам экономики. Однако для того, чтобы он стал очевиден, и материально осязаем для предпринимателя, работающего на внутреннем рынке, необходимо время.

«БУ»: Так называемые нефтедоллары заморожены в стабилизационном фонде или инвестируются в высоко надежные западные ценные бумаги. Внутри страны они практически не работают.

А. О.: Стабилизационный фонд - это отдельный разговор. Есть мнение, что политика в отношении него будет пересмотрена. Другой вопрос, а так ли уж хороши для России легкие деньги, полученные на экспорте сырья? В странах, где нет подобных доходов и реформы идут быстрее, об освоении инновационных технологий думают и ищут новые ниши на рынках. Посмотрите, на Украине появляется все больше предприятий, выпускающих конкурентоспособную продукцию, идущую на экспорт. А в России таких структур пока единицы. Это очень тревожный симптом, который сегодня недооценивается. У нас лучшие интеллектуальные ресурсы сосредоточены в сырьевом секторе, а наукоемкая экономика, способная обеспечить качественно иные темпы роста, остается в забвении. Выскажу мнение, что в долгосрочной перспективе при тех настроениях, которые наблюдаются сегодня в России, рост цен на нефть не является для страны благом.

«БУ»: Интересная позиция для человека, занимающегося нефтяным бизнесом.

А. О.: